Full Dark, No Stars

Объявление

Bienvenue à la Nouvelle Orléans! Разыскивали ли вы детективное, мистическое или зловещее или нет, а все дороги ведут к нам, в Новый Орлеан, самый веселый город США, где балом правят луизианское вуду, бедность и ураганы. Принимаются люди, маги, нелюди и все, кто может вписаться в наш чудесатый мир.

ПРАВИЛАFAQГОСТЕВАЯБЛАНК АНКЕТЫВНЕШНОСТИ
Watchdog - 1111 (профиль для чтения)
Игровое время: 28 февраля 2017 (Марди Гра)
Последнее объявление: от 31 декабря (с Новым годом!)
Разыскиваемые:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Full Dark, No Stars » Картотека » СиДжей Доусон, 35 [человек]


СиДжей Доусон, 35 [человек]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Констанция-Джонс "СиДжей" Доусон
Constance-Jones "CJ" Dawson

Возраст: 14.01.1982, 35 лет
Цвет волос: каштановый
Цвет глаз: серо-зелёный
Рост: 163 см
Род занятий: пилот 125-й эскадрильи истребителей (125 FS) в отставке
Вид [подвид]: человек

http://s4.uploads.ru/7Ileg.jpg
Lizzy Caplan

О персонаже

Отличительные черты: акцент человека из провинциальной Оклахомы, не всегда ровно стриженые волосы длиной до плеч, глаза, меняющие цвет от зелёного до голубоватого, с ощутимой примесью серости, в зависимости от освещения. Одевается максимально просто и неприметно. Обладает целой коллекцией шрамов от множественных операций, рассыпанной по спине, преимущественно вдоль позвоночника.

Место рождения, место проживания: Детройт, штат Мичиган; Новый Орлеан, штат Луизиана
Родственники:
Алекс Белински - отец, по последним данным находится где-то в Патагонии
Аланна Грин (Доусон) - мать, скончалась в Детройте в 1989
Мэделин Жардин (Доусон) - тётя, проживает в Мортон-Филдс, штат Оклахома. В комплекте с ней идут три кузины

История:
Если перескочить обратно, в девяносто первый, то это будет Мортон-Филдс, маленький провинциальный городок, затерянный на севере Оклахомы. Девяносто первый - это тётя Мэдди и её трое дочерей, три одинаковые высокие плотные девицы с пресными лицами и светлыми волосами, на ощупь напоминающими солому. Её собственные волосы и вовсе походят на воронье гнездо, но ей всё равно. СиДжей девять, она раскрашивает книги тёти цветными карандашами, опаздывает к ужину, и у неё пока ещё всё в порядке.

В девяносто первом она знает, что родителям не до неё, что мама где-то далеко, а папа ещё дальше, но это неважно: у них нет совместных фотографий, Алекс Белински для неё не более чем имя на обложке очередного выпуска National Geographic, она не узнаёт голос Аланны Доусон по телефону, а потом та и вовсе становится Аланной Грин и перестаёт звонить. СиДжей всё равно. Её мир ограничен последним поворотом пыльной гравийной дороги, ведущей к хайвэю, маленькая коробка из-под холодильника, сытая и беззаботная.

В девяносто шестом какая-то из дочерей тёти Мэдди (хоть убей, не вспомнить, какая), появляется на пороге с точно таким же плотным бесцветным отпрыском с тупым выражением лица, повторяющим лицо матери. Она приводит и отца ребёнка, рыжеватого лысеющего механика с рыбьими глазами, и СиДжей проводит несколько недель в попытках понять, смотреть ему в левый глаз или правый, поскольку оба смотрят в разные стороны. «Рыба» безуспешно пытается несколько раз «промахнуться» спальней, а СиДжей резко становится душно и тесно в той коробке.

Внезапно оказалось, что Мортон-Филдс – дыра. Дыра, похлеще той, которая образовалась у неё в зубе после перехода на сладкие леденцы в попытках бросить курить через какие-то двадцать лет; дыра, забитая сухой соломой и спёртым воздухом, присыпанная рыжей дорожной пылью и безработицей.
Она впервые говорит тёте, что хочет вернуться домой; Мэдди безутешна, но СиДжей добивается звонка Аланне Грин. Трубку никто не берёт - её уже семь лет некому брать.

В девяносто девятом она живёт одна. Заканчивает школу, работает на полставки, регулярно не оплачивает счета; ей кажется, что вырваться из этой карусели бедности и безысходности могут только избранные, и она не из их числа.
Но она находит способ.
В двухтысячном доброволец Доусон собирает скудные пожитки в рюкзак, и берёт билет до базы Рэндольф, штат Техас. В две тысячи восьмом второй лейтенант Доусон со своей эскадрой переброшены в Ирак, база Балад Эйр.
 
Ирак походил на Оклахому: те же ветра, та же сухость во рту и песок в ботинках, в кровь раздирающий ноги, та же покрытая трещинами земля, но СиДжей не касается земли. Война неожиданно даёт всё то, чего не хватало там, внизу, в той маленькой коробке, начавшей разваливаться ещё десять лет назад: она даёт бьющий в виски азарт, головокружительный и кровожадный, так, что немеют пальцы, крепко сжимающие штурвал. Она мало разговаривает, потому что задыхается от восторга, держит дистанцию с сослуживцами, потому что ей важно небо. Люди – чёрные точки на земле, красные точки на мониторе, а уничтожать точки легко. Наследние Холодной войны, Вьетнама, Кореи в каждом изгибе крыла; Iraqi Freedom и New Dawn как продолжение никогда не заканчивавшегося. Ирак восьмого, девятого, десятого: она на короткие промежутки возвращается в Америку, чтобы бессмысленно пропивать деньги и считать дни до новой операции. Снова Ирак, одиннадцатый, почти двенадцатый: до Рождества три недели, она перестаёт вести счёт успешно поражённым целям, впервые не посылает тёте Мэдди привычную открытку, думает о повышении.

В одиннадцатом 125 выведена из Ирака. СиДжей возвращается в США вместе с ней, но, после несчастного случая незадолго до вылета домой - со сломанным позвоночником.

Шесть с половиной месяцев в больнице, скрипучие тугие колёса кресла-каталки, постоянная боль в изломанном позвоночнике, удерживаемом вместе шунтами: СиДжей бездумно смотрит в белый больничный потолок и ловит себя на мысли, что ей чаще и чаще снятся сны на арабском. Снятся пыльные равнины с колючим кустарником, чёрные глаза и брови, виднеющиеся из-за закрывающих лица платков, пропитанных потом и кровью, мутную воду, подёрнутую плёнкой. Разбитые окна, разбитые колени детей, бегающих под обстрелом. Яркие платья-мишени, изорванные сандалии, битое стекло, подсыпанное в пайки.

Ей нужно обратно. Ей нужно домой.

Дом в Мортон-Филдс давно пуст. Она бессмысленно живёт в нём, во всеми богами забытом уголке в провинциальной Оклахоме, не веря в то, что её карьера окончена. Не может сидеть дольше часа, а принудительно вытянутый позвоночник заставляет держаться неестественно прямо, из-за чего её не раз спрашивают о танцевальном прошлом. Приём таблеток по часам, физиотерапия: она механически выполняет упражнения, думая о том, что сто двадцать пятая сейчас где-то на Ближнем Востоке, хотя её давно уже там нет. 

Мортон-Филдс - снова коробка. Ей надо вернуться хоть куда-то. Осенью две тысячи шестнадцатого она "возвращается" в новое место, где её ничто не держит, и никто не знает.

Дополнительно: СиДжей - человек, силой воли вырвавшийся с "гражданки", и не горящий желанием туда возвращаться. Убеждает себя, что всё это временно, что здоровье удастся поправить, и вернуться на работу. Плохо переносит большие скопления людей, избегает открытых окон, не любит яркую одежду. Вынужденно терпелива, легко закрывается от любых нападок, ненавидит сидеть на одном месте, не самый большой фанат формальностей. В ней чувствуется человек, выросший в провинции, открытый и непритязательный. Она хорошо ощущает себя в маленьких песочницах, быстро устанавливая там свои правила, но теряется в больших городах. Не любит говорить о работе. Не исповедует никаких религий. Ругается по-арабски.

Об игроке

Средства связи: всё в наличии
Предпочтения по игре: магия, перевороты, кровавые жертвоприношения

Отредактировано CJ Dawson (26.12.2017 14:43:06)

2

Отношения

Отредактировано CJ Dawson (05.01.2018 11:08:48)

3

Хронология


[02.02.2017] Bad Hair Day

Отредактировано CJ Dawson (05.01.2018 11:07:58)


Вы здесь » Full Dark, No Stars » Картотека » СиДжей Доусон, 35 [человек]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC